Поиск

Интервью коммерческого директора Вадима Бондарева журналу "Кинобизнес Сегодня".


"Платформа, которая сможет изменить лицензионный рынок"

В апрельском номере журнала мы рассказывали о компании «ПроЛог» и ее достижениях в области разработки лицензионного маркетплейса, способного упростить в будущем работу по дистрибуции контента и учету прав на интеллектуальную собственность. В беседе с коммерческим директором компании «ПроЛог» Вадимом Бондаревым, экспертом в области учета авторских прав на медиаконтент и автоматизации компаний медиабизнеса, мы узнали о том, как возникла идея маркетплейса, как и кто может стать сотрудником компании и чем еще компания «ПроЛог» могла бы облегчить жизнь компаний, работающих с интеллектуальной собственностью.


Корр.: С чего все началось?


Вадим Бондарев: С 2009 года компания занималась лицензированием различных программных продуктов и их внедрением. И в 2010 году один из наших заказчиков – ВГТРК, попросил нас найти программу для управления правами на интеллектуальную собственность. Нечто подобное было у наших партнеров - компании Oracle.

Мы отправили команду наших разработчиков на обучение в офис Oracle в Лос-Анджелесе, и внедрили у заказчика этот продукт, но, чем больше изучали сами принципы учета прав, тем больше убеждались в том, что способны создать лучшее решение.

В 2012 году мы окончательно пришли к идее создания собственного продукта, который бы четко отвечал нуждам медиабизнеса и представлял из себя удобную, логичную и функциональную систему учета прав на интеллектуальную собственность (IP) – MediaRights Revolution (MR2).


Мы работали над ней почти 10 лет, и с 2019 года активно внедряем MediaRights Revolution в российские медиакомпании.

Платформа только начинает завоевывать рынок, и нельзя сказать, что мы достигли повсеместного распространения. Отчасти потому, что российские компании, управляющие интеллектуальными правами, начали задумываться об автоматизации своей деятельности в последнее время. Многие используют для учета прав excel-таблицы, в которых каждый менеджер ведет своих клиентов, и мы в процессе обсуждения системы сталкиваемся с опасениями пользователей, что автоматизация учета приведет к их увольнению.


У нас было достаточно много времени для того, чтобы как следует продумать, как эта платформа должна работать, хотя благодаря опыту и запросам от пользователей мы непрерывно улучшаем ее функционал. Процесс разработки тесно связан с решением математических и логических задач: теория графов – это основа, на которой зиждется наша платформа.


Мы самостоятельно инвестируем в разработку платформы, и доход компании построен также на участии в различных IT-проектах, внедрении и сопровождении компьютерного оборудования и систем хранения данных. В принципе, это оказалось очень полезно, потому что знания из смежных областей помогают развивать MediaRights Revolution (MR2) по части дополнительного функционала. Клиенты отмечают, что решение «all in one» гораздо удобнее разнообразных продуктов разных поставщиков, которые необходимо интегрировать друг с другом.


Весь наш опыт, знания и технические решения мы вкладываем в конечный инновационный продукт, который помогает пользователям сократить временные издержки на рутинные процессы в области учета прав и расчетов любой сложности.


- Давайте пофантазируем, какой сервис или продукт можно было бы создать для того, чтобы сделать мир немного лучше.


- Когда потребовалось хранить платежные средства и обеспечивать удобную оплату - возникли банковские карты. Когда потребовалось уйти от монополии банков и осуществлять децентрализованные расчеты – появился блокчейн. Примеров масса, и они наглядно демонстрируют, что каждому времени нужны свои продукты.

Формировать стратегию развития любого продукта необходимо с учетом некой перспективы, той или иной ситуации, происходящей в мире. В текущих реалиях топ-10 запросов в Google Play в России сегодня занимают VPN-приложения. Так общество реагирует на ситуацию, в которой оно оказалось. Мы знаем примеры, как вышедшие на рынок революционные, прорывные продукты не находят своего места ровно потому, что не пришло еще их время.


Поэтому если говорить о революционном продукте, время которого вот-вот настанет, то это как раз наш маркетплейс Rightscreen. Сама идея лицензионного маркетплейса возникла около пяти лет назад, и с тех пор мы работали над ее реализацией: готовили технологическую базу, проводили исследования рынка с целью изучения востребованности продукта. Пять лет назад рынок не был готов к появлению цифровой площадки для покупки и продажи аудиовизуального контента в несколько кликов, но сегодня, когда медиабизнес активно переходит в онлайн, наша задача - помочь ему сделать это максимально быстро и «бесшовно». Когда я говорю, что в мире нет такого продукта – я все-таки имею в виду продукт, который не просто позволяет купить права – такие маркетплейсы есть, и мы их знаем. Но мы ведем речь о гораздо большем, о платформе, которая позволяет автоматизировать весь процесс, весь цикл дистрибьюции с прозрачным учетом прав и финансов.


Самый частый запрос «хотим отслеживать цепочки прав на лицензионный контент», «проверить контент на легитимность» нами был давно реализован в рамках платформы MediaRights Revolution (MR2). А сегодня мы «нарастили» этот функционал внешней витриной Rightscreen, получив фактически продукт «2 в 1». Теперь лицензионный контент легко найти, проверить, продать и купить, расширить охват, найти новых партнеров, заполнить эфирную сетку вещания, а при желании - еще и навести порядок в сделках, рассчитать финансы, автоматизировать учёт, спрогнозировать продажи и т.п. Мы смогли объединить на единой площадке правообладателей, дистрибьюторов и лицензиатов вне зависимости от локации, языка и задач.


Помимо этого, большой и довольно серьезной задачей мы видим унификацию справочников способов использования ИС между юрисдикциями, что необходимо как в рамках одной компании, так и в целом рынку. Такая работа требует общения с различными сообществами и экспертами, ассоциациями авторского права. Трактовка закона – это всегда мнение конкретного эксперта, который хорошо знает этот закон, и понимает влияние этого закона на модели использования в разных юрисдикциях. Но это не значит, что невозможно создание алгоритма, который позволит однозначно сопоставлять права на трансграничных сделках, в разных юрисдикциях.

Для понимания приведу пример развития электронных переводчиков – тот же Google Translate. Сначала, переводчик работал на основе словарей и простых наборов правил, потом появилась статистическая модель, затем пришла очередь нейросетей, которые отслеживают контекст и то, как человек пользуется приложением, какие слова он использует. Мы идем примерно по тому же пути, но в контексте права и способов использования объектов интеллектуальной собственности.


Таким образом мы сделали из ERP-системы со сложной математической моделью удобный инструмент для медиакомпаний, который позволяет сделать этот мир лучше для наших пользователей, экономя им массу времени и сил. На сегодняшний день никто из известных нам компаний на рынке, производящих решения для автоматизации учета прав не приблизился к тому, чтобы создать аналог нашего продукта, позволяющий объединить правообладателей и отображать доступные на рынке права.


- В чем заключаются главные отличия вашего продукта от аналогов? Могли бы вы объяснить работу лицензионного маркетплейса максимально просто, для людей, далеких от вопросов интеллектуальной собственности?


- Очень важно объяснять сложные вещи простым языком, и лучше всего для этого подходят дети. Я смог объяснить своему сыну принцип работы на уже привычных аналогах в ecom-отрасли – OZON, Amazon и т.п., но в разрезе лицензирования и интеллектуальной собственности. Каждый человек может что-то нарисовать, сочинить, сконструировать. Это является объектом интеллектуальной собственности. Если человек создал что-то оригинальное, необычно, красивое, он может продать права на свое произведение или изделие.


Мы с вами понимаем, что в мире ежедневно происходит огромное количество сделок с объектами интеллектуальной собственности, и любая компания, которая на этом рынке работает, должна вести их учет. Точно так же, как почти каждый понимает, зачем нужен складской учет. Работая с «товарами» со склада, необходимо грамотно планировать их распределение, продажу, понимать, когда они закончатся и т.п.


С интеллектуальными правами, конечно, все гораздо сложнее. «Товар» может быть, а прав на него может и не быть. А если какие-то права и есть, это не значит, что ими всегда можно воспользоваться. И необходимо понимать, на какое время и какие права есть, и сколько, согласно сделке, правообладателю нужно будет отдать за их использование.


Как я уже говорил, само понимание структуры прав и способов их использования дают нам не простую линейную модель, а огромную, многомерную систему, исходя из которой необходимо рассчитать и визуализировать информацию о наличии прав. Это делается для того, чтобы пользователь мог понимать, какие права и на какой период ему доступны, и почему могут быть заблокированы права на интересующий его объект. Помимо метаданных в файловом хранилище платформы можно хранить объекты интеллектуальной собственности – мастер-копии фильмов, музыки, а также документы – лицензионные контракты, акты и.т.п.


Поскольку на платформе считаются не только права, но и производится расчет долей роялти для правообладателей и других участников лицензионных сделок, то в систему необходимо загружать роялти-отчеты, исходя из которых производятся расчеты. Это обычно огромные простыни в excel, в которых указаны конкретные объекты и суммы начисленные за них, с учетом способов использования и территорий. Для каждого объекта интеллектуальной собственности в рамках лицензионного контракта существует схема распределения денег согласно долям, и, представьте себе, до сих пор кто-то считает все это руками.


Наша платформа все это делает автоматически, позволяет настроить схемы распределения денег, отобразить эти начисления в виде отчетности, которую можно настроить так, как удобно пользователю и при необходимости интегрирует это все с бухгалтерскими системами. Таким образом, мы закрываем ключевые проблемы рынка: как управлять лицензионными контрактами, сколько каких прав у компании есть на текущий момент, как формировать всевозможные отчеты, какие лицензии из каких контрактов когда предстоит продлевать и сколько денег приносит тот или иной объект интеллектуальной собственности. Имея внутри платформы такую информацию, мы можем выстроить отчетность относительно любых клиентских запросов.


MediaRights Revolution (MR2) ориентирована на различные рынки и вообще на любой вид интеллектуальной собственности. Вы понимаете, что бизнес компании, производящей анимацию или снимающей блокбастеры состоит не только в продаже прав на аудиовизуальный контент. Ведь с ростом популярности франшизы владельцы интеллектуальных прав могут продавать права на использование образов и персонажей тем, кто создает разнообразный мерч. Платформа поддерживает учет прав и на такие виды ОИС. А витрины помогут правообладателю или дистрибьютору более эффективно взаимодействовать со своими клиентами. Помимо учета прав и расчета роялти в качестве дополнительного функционала платформы важно выделить механизм согласований, который позволяет клиенту настроить бизнес-процесс для согласования сделок, лицензионных условий, или, например проектов по выпуску лицензионной продукции с другими пользователями платформы.


Самая главная задача - помочь погрузить в систему весь накопленный багаж. Каждый пользователь имеет свой уникальный доступ в систему, у него есть собственные настройки прав. Сейчас настройка прав пользователя – это около двухсот параметров, которые позволяют разграничить доступ к функциям системы.


Мы сводим сейчас это все воедино и формируем из полученного единый маркетплейс. Он позволяет по запросу к системе, содержащему набор способов использования, территорий, языков и других параметров получить актуальную информацию о наличии у того или иного правообладателя или дистрибьютора необходимого объема прав. Для работы с большим количеством правообладателей достаточно использовать маркетплейс, чтобы найти любые права. Например, пользователь, запрашивающий права на публичные показы в РФ на русском языке, получит список фильмов, который дополнительно можно отфильтровать по жанрам, по участию того или иного актера и т.д. По каждому фильму выбирается дистрибьютор, у которого можно приобрести искомые права и можно начинать формирование самой сделки. Владелец прав, со своей стороны, получит заявку на сделку, и затем, уже внутри системы, можно будет забронировать эти права и двигаться к подписанию контракта. И это гораздо удобнее и проще, чем длительная переписка с пересылкой экселевских файлов. В маркетплейсе относительно каждой сделки хранится переписка, по которой стороны, участвующие в сделке, проследить историю своего взаимодействия. Если в компании меняются сотрудники, происходит какая-то ротация персонала, вместо передачи писем и данных с информацией о сделках и условиях у нового сотрудника на руках будет вся история взаимодействия, которой он, при необходимости, сможет воспользоваться.


Звучит сложно, инструментарий серьезный и аналогов ему нет, но на практике это удобная многофункциональная платформа, которая работает на вас 24/7, 7 дней в неделю, 365 дней в году без усталости, ошибок и сбоев.


- Расскажите об экономике проекта. Что вы как разработчики получаете в конечном итоге?


- Сейчас в маркетплейсе монетизация построена следующим образом: для байеров, которые просто захотят что-то поискать, использование платформы бесплатно, они регистрируются и получают доступ к бэкофису с минимальным набором функций. Байер может найти и послать запрос на контракт и отслеживать изменение его статуса. А если он захочет расширить свои возможности, например вести учет приобретенных прав, или их перепродажу, можно приобрести пользовательскую лицензию.


Для правообладателей и для тех, кто продает объекты интеллектуальной собственности, маркетплейс не стоит дополнительных денег, кроме тех, которые они платят за пользование нашей системой. Если же у них есть своя собственная система учета, они платят определенную сумму за использование нашей системы, чтобы иметь возможность выгрузить данные о своем контенте и правах на него в маркетплейс.


В будущем планируется создать внутри рекламную модель для продвижения продуктов в маркетплейсе. Но об этом пока преждевременно говорить подробно, необходимо взаимодействие с рынком, и изучение спроса.


Помимо подписной модели для пользователей мы занимаемся внедрением платформы в крупных компаниях. Это не означает, что внедрение нельзя произвести самостоятельно, с этим вполне могут справиться и специалисты клиента после ознакомления с документацией. Но основная задача при внедрении – это импорт существующих данных, а материалы разрозненны, представлены в виде колоссального количества табличек в excel и бумажных контрактов, с разной терминологией, описанием различных способов использования в терминах разных юрисдикций. Все эти материалы необходимо систематизировать, привести к стандартному виду, создать справочники. За этим чаще всего обращаются к нам, и мы либо полностью ведем проект, либо даем нашим клиентам механизмы импорта и обучаем их.


Задач много, мы достаточно серьезно загружены, поэтому заинтересованы в партнерах, которые могли бы делать то же, что и мы, с точки зрения внедрения.


- Что изменилось на рынке интеллектуальной собственности после 24 февраля 2022 года?


- С нашей точки зрения, в учете прав на интеллектуальную собственность ничего не изменилось. Хочется верить, что цивилизованный рынок сумеет удержаться в своих границах. И если предполагать, что государство может дать карт-бланш на то, чтобы перестать соблюдать права условно “недружественных стран”, то это автоматически приведет к тому, что и локальные права перестанут соблюдаться. Ведь обывателю будет крайне сложно объяснить, что вот это можно, а это нельзя. Конечно, рынку надо приложить все усилия, чтобы удержаться в цивилизованных рамках и роль государства поддержать сформированное понимание, что уважать чужое авторское право – это норма и важная репутационная составляющая. Ну, а если цивилизованные правила рынка авторского права сохранятся, то участникам по-прежнему понадобятся системы для учета прав.


- Как сегодня в нашей стране обстоят дела с защитой авторских прав?


- Механизмы защиты для каждой индустрии могут быть абсолютно разные. Мне кажется, что множественные нарушения прав происходят оттого, что люди, которые, возможно, и хотели бы каким-то образом оплатить пользование продуктом, защищенным авторскими правами, не имеют этой возможности, потому что сложно найти правообладателя. Кстати, одна из проблем, которую мы хотели бы решить для компаний-лицензиатов – быстрый поиск правообладателя.


Что касается механизмов защиты, я считаю, что любые такие механизмы при огромном желании можно обойти. Но какое реноме сложится у человека, который это делает, это уже вопрос общественного мнения и того, что происходит вокруг этой персоны или компании, в связи с этим нарушением. Это влечет за собой не только судебную тяжбу, но еще и статус изгоя, т.к. никто из правообладателей больше не захочет иметь дела с нарушителем. Весь цивилизованный мир ведет себя таким образом, что как только возникает подобный прецедент, таким компаниям закрывается вход в приличное общество.


- Бывает ли, что в законодательстве появляются изменения, требующие доработки уже готового ПО?


- Наша система учета прав MR2 была изначально построена так, чтобы ее можно было настроить под любые условия, и серьезной доработки не требует, при этом мы храним лишь фактуру - саму лицензию, сроки действия и т.д. Если тем или иным способом поменяется подход к лицензированию, то, возможно, у нас появится необходимость что-то доработать или сформируются требования к изменению самого процесса учета прав. Но я думаю, что пока никаких таких изменений на горизонте не предвидится. Когда мы принимали решение о создании такой системы, мы ориентировались на то, что она должна быть максимально перенастраиваемой под специфику того или иного клиента.


- Какие продукты, выпускаемые вашей компанией, вы можете еще упомянуть?


- Сказать, что наша компания выпускает большой спектр продуктов не совсем правильно. Мы занимаемся внедрением различных решений для медиарынка, у нас, например есть серьезная экспертиза по системам хранения данных. Медиарынок – это всегда большие объемы, специфика построения сложных, интегрированных медиа хранилищ, и требования к сокращению стоимости хранения объемных файлов. Например, в киноиндустрии размер хранимых мастер-копий чрезвычайно велик, и с ними еще нужно как-то оперировать, осуществлять транскодирование, в различные форматы для передачи клиентам. Вот такими вещами мы достаточно успешно и занимаемся. И подсистема транскодирования, кстати, интегрирована в платформу MediaRights Revolution. То есть можно и хранить контент и транскодировать его в нужные форматы прямо в нашем облаке.


- Как в сегодняшней ситуации вы взаимодействуете с зарубежными рынками?


Мы внимательно наблюдаем за тем, как развивается текущая тенденция Cancel Culture и, безусловно, верим в то, что победит здравый смысл. Думаю, что все зависит от взаимоотношений между странами. Зарубежный бизнес достаточно прагматичен, и правообладатели на самом деле не разорвали текущие контракты. Все контракты, которые были подписаны заранее, выполняются. Общаясь с различными правообладателями и компаниями-дистрибьюторами, я не вижу каких-то проблем в том, что я русский - скорее здесь проблемы начинаются на уровне юрисдикции компаний. У нас есть европейское юридическое лицо, которое позволяет нам действовать с нашей платформой, с нашим маркетплейсом от лица европейской компании, что во многом снижает напряженность.

Мы искренне верим, что геополитическая обстановка стабилизируется, мы сможем вернуться к цивилизованным формам международного общения. Наша компания способствует выходу российских правообладателей и закупщиков на мировой рынок и готова помочь всем, кто хочет сотрудничать с российским и зарубежным рынком, ведь именно объединение рынков наша большая мечта и глобальная цель.



18 просмотров0 комментариев